Ставка на новые технологии: как Украина может спасти свою устаревшую энергетику

Украинская энергетика живет еще в прошлом веке, поэтому нуждается в коренной модернизации. (Фото с сайта energolife.info.)

Реалии в украинской энергетике достаточно грустные — ядерная отрасль не особо меняется; тепловая энергетика безнадежно устарела; о потерях электроэнергии в линиях электропередачи у нас в голос не говорят; нефтеперерабатывающая отрасль уже долгое время в коллапсе, добычу своей нефти продолжает падать, импортируем ее в основном из РФ.

Энергетические отрасли исчерпали свой ресурс

Тогда как развитые страны отказываются от прямого сжигания угля в электроэнергетике, мы продолжаем это планировать, технологически оставаясь на уровне СССР — то есть РФ.

Вместо обновления и поддержки отечественных угольных шахт завозим в Украину импортный уголь (с кем удастся договориться, практически не обращая внимания на цену), в т. ч. — из РФ; для удовлетворения потребностей наших граждан и юридических структур, в т.ч. армии.

Украина импортирует большинство нефтепродуктов и химического сырья — в основном из РФ; импортируем газ российского происхождения, сдерживая добычу своих запасов и неудовлетворительно занимаемся внедрением энергосберегающих технологий и т. д.

Словом: большинство энергетических отраслей уже исчерпали свой временной, технологический и др. ресурсы; они остаются ориентированными на РФ; реструктуризация энергетической сферы осуществляется слишком медленно; современные, энергосберегающие технологии в жизнь и экономику внедряются неудовлетворительно. А теперь все это происходит еще и на фоне агрессии РФ.

Следовательно, модернизация энергетики Украины, с учетом неблагонадежности соседа, — приоритетная задача.

Исходим из того, что одним из стержней Независимости страны является ее энергетическая независимость. Источников энергии много, как традиционных невозобновляемых, так и возобновляемых нетрадиционных.

Традиционными источниками энергии в Украине является ядерная энергетика, уголь, нефть, газ и гидроэнергетика.

Такая структура украинской энергетики принципиально не изменится в ближайшие 10-15 лет. И каждую из этих отраслей стоит технологически обновлять, унезалежнювати и развивать новые.

Ставка на новые технологии

Значительного внимания заслуживает украинская ядерная энергетика. Нравится это кому или нет, но неоспоримым является тот факт, что украинская ядерная энергетика является как минимум вторым в мире по важности в государстве (после Франции). У нас работают 15 атомных реакторов.

Из них — 13 типа ВВЭР — 1000 и два ВВЭР 440. Все — разработки СССР. По всем направлениям — зависимость от Москвы: и техническая, и технологическая, и по поставкам топлива, и по подготовке субъективного фактора и тому подобное.

С 2008-го началась реальная работа по диверсификации поставок топлива, которая успешно реализуется до сих пор. А все остальное — без изменений.

Лучше всего для нашего государства, по нашему мнению, — перейти на другие ядерные технологии, которые не предусматривают обогащение урана (Украина не может иметь такую отрасль соответствии с соответствующими международными соглашениями), с этой целью — по завершении срока эксплуатации действующих блоков заменить их другими; на базе украинской средней специальной и высшей школы организовать систему подготовки кадров для всех направлений ядерной энергетики.

В упомянутом контексте наиболее перспективными для нас являются канадские технологии CANDU, опыт внедрения и эксплуатации которых, в частности, в соседней Румынии.

Нефть для Украины является чем-то большим, чем естественный источник энергии. В свое время галицкие нефтяные месторождения были своеобразным нефтяным Клондайком, в котором было добыто примерно 50 миллионов тонн нефти.

Кроме этого, основанный в XIX веке Дрогобычский нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) в мировой нефтепереработке занимает почетное место родоначальника этой отрасли как одного из первых в мире нефтеперерабатывающих заводов.

К тому же в Львове в 1853 году аптекарь Ян Зех изобрел способ очистки керосина, благодаря чему здесь было создано первую в мире газовую лампу.

В следующем году этот способ очистки керосина был запатентован в Вене, а год этого изобретения стал годом отсчета созданной в мире нефтеперерабатывающей отрасли.

Поэтому, имея такое славное «нефтяное» прошлое, Украина просто не имеет права сойти на маргинес как в плане добычи нефти, так и в нефтеперерабатывающей промышленности.

К сожалению, в последние годы мы добрую традицию теряем.

О добыче нефти, то, несмотря на теперешний уровень (полтора миллиона тонн нефти в год), Украина имеет значительные перспективы увеличения нефтедобычи в 10-12 млн. тонн в год с учетом глубинного горизонтального бурения и залежей в шельфе Черного моря.

Это — реально, прежде всего за счет оптимального финансирования геологоразведочных и добычных работ и внедрение в это современных технологий с основным сопротивлением на национальные разработки, с учетом мировых достижений, например, канадских.

Одновременно следует обеспечить оптимальный вариант импорта нефти с международных рынков.

Дальше: реализовать оптимальную (учитывая экономическую выгоду) схему обеспечения нефтью нашей государства за счет совмещения (в национально выгодной пропорции) национального добычи и импорта нефти.

Горючее для армии, изготовленное в … России?

Принимая во внимание возможность увеличивать базу производства горюче-смазочных материалов (ГСМ) за счет этилового и метилового спиртов, а также с использованием подсолнечного и рапсового масла, можно считать, что в будущем Украина обеспечит себя собственным сырьем для нефтеперерабатывающей промышленности.

Однако дорога эта непростая и долгая, поэтому остается актуальной проблема диверсификации путей импорта нефти.

Украина совместно с Польшей 13 лет назад проделывала возможность продления нефтепровода «Одесса— Броды» до Плоцка.

Таким образом решалась проблема обеспечения нефтью Дрогобычского и Надвирнянского (а также косвенно и других в Украине) НПЗ и транзит нефти до Плоцкого НПЗ в Польше.

На то время, по мнению многих специалистов и экспертов, актуализация работы нефтепровода «Одесса—Броды» была уместной.

На сегодняшний день это выглядит сомнительным, поскольку 2 западноукраинских и еще 4 других украинских НПЗ (унаследованных от СССР) уже длительное время простаивают и потеряли практически весь квалифицированный персонал, оборудование и технологии, а Польша уже наработала надежные поставки нефти морским путем.

Но это только на первый взгляд. Глубокий анализ свидетельствует об актуальности решения проблемы диверсификации путей поставки нефти в украинских и польских НПЗ, а также в северных международных нефтяных рынков.

Одновременно нужно заострить внимание, что к нам ввозят нефтепродукты или с РФ, или с НПЗ, куда поставляется российская нефть. Самое удивительное в этом контексте является то, что такими нефтепродуктами (из нефти агрессора) обеспечиваются ВСУ.

Длительная негосударственная политика новых владельцев в отношении приватизированных украинских НПЗ ставит на повестку дня принятие ВРУ и полноценное выполнение новых законов об ответственности владельцев этих заводов за их фактическое уничтожение.

В отношении ранее приватизированных НПЗ, но не полностью выполненных собственниками обязательств, следовало бы ставить вопрос или об их национализации, или нахождения новых более ответственных владельцев.

Кстати, существующая законодательная база не учитывает интересов династий многих поколений, которые создавали и развивали нефтеперерабатывающую отрасль Украины, а теперь от нее фактически искусственно устранены.

Время строить собственный НПЗ

Одним из вариантов решения проблемы обеспечения современными качественными нефтепродуктами украинских потребителей по справедливой цене (при налаживании поставок нефти) является модернизация существующих НПЗ и их выход на внутренний и внешний рынки в условиях свободной конкуренции.

После решения в законодательном порядке вопрос об ответственности собственников за неэффективное использование предприятий, от деятельности которых зависит безопасность страны, следующим шагом было бы их объединение и дальнейшая деятельность как единых научно-промышленных комплексов (с учетом лучше сохранившегося оборудования и национальной научно-технологической инфраструктуры), которые следует доукомплектовать существующими в мире технологиями производства бензинов и дизтоплива класса Евро-5 и выше.

Такие комплексы имели бы системно разрабатывать и внедрять достижения национальной научно-технической школы.

Не все украинские НПЗ стоит совершенствовать, поскольку все они способны производить гораздо больше, чем Украина нуждается, а международный рынок нефтепродуктов теперь практически не доступен для Украины (по крайней мере пока).

Тем более, что такое обновление стоит немалых денег.

Есть и второй вариант, который прорабатывался в 2007-2009 годах (но не был реализован в следующем году по непонятным причинам) и о котором уже не раз сообщали авторы.

Это строительство современного газо-химического комплекса в Новом Роздоле Львовской области на высвобожденных производственных площадях Роздольского горно-химического предприятия «СЕРА» .

Стоимость создания такого нового комплекса для переработки 10 — 12 млн. тонн нефти (мощность, вполне достаточная для контроля цены нефтепродуктов и для удовлетворения потребностей химической промышленности) составляла бы 5-6 млрд. долларов США.

Вопрос выгодного кредитования такой суммы для строительства нового нефте-химического комплекса также был решен. Зарубежные кредитные учреждения в то время не были готовы выделять кредиты для модернизации устаревших существующих НПЗ.

В любом случае, при условии модернизации существующих НПЗ, или при строительстве нового нефте-химического комплекса вновь выглядит уместным вернуться к переговорам с Польшей и решения вопроса о достройке нефтепровода «Одесса—Броды» до Плоцка.

Собственный газ и газификация угля

При должном отношении (внедрение современных технологий и оптимальное финансирование георазведки и добычи) через несколько лет Украина могла бы добывать до 30 млрд. кубометров газа ежегодно.

Внедряя прогрессивные технологии по энергосбережению, этого объема было бы вполне достаточно для обеспечения всех потребностей Украины: и для частных потребителей, и для потребления юридическими лицами, и даже для экспорта (если это выгодно).

Здесь для примера можно привести данные о ближайшей к нам (и по населению, и по структуре общества и экономики) Польшу, которая потребляет за год 14-16 млрд. кубометров газа.

А мы — гораздо больше. Даже этот пример свидетельствует о том, что нам надо в первую очередь сокращать потребление газа.

Однако, заботясь о сохранении на будущее собственных ресурсов, целесообразно использовать ситуацию с наличием сжиженного природного газа на мировых рынках.

Поэтому продолжает быть актуальной проблема строительства терминала сжиженного газа. Тем более, что есть наработки относительно его размещения в Березанском лимане на Николаевщине.

Кроме того, строительство такого терминала обусловило бы создание нового мощного морского порта в Украине, газ из этого терминала частично поступал в газотранспортную систему (магистральный газопровод высокого давления проходит рядом) и частично мог бы стать сырьем для производства метанола.

А метанол является базовым сырьем для производства десятков видов как химической, так и топливной продукции.

Поэтому строительство завода по производству метанола дало бы возможность для мощного развития химической отрасли, что пополнило бы казну Украины сотнями миллиардов гривен и обеспечило бы трудоустройством на высококвалифицированных рабочих местах многих десятков тысяч граждан Украины.

И наконец, Украина может добывать гораздо больше различных типов угля, чем потребляет: и газовой группы, и антрацитовых. Однако складывается впечатление, что мы не всегда умеем им правильно распорядиться.

В результате импортируем его из зарубежных рудников по более высокой цене, чем на международных и на нашем рынках.

То есть не используем таланты наших ученых и изобретателей и труде шахтеров для разработки и реализации эффективных технологий использования отечественного угля на внутреннем (в теплоэнергетике, металлургии и т. п) и внешнем рынках.

Кроме традиционных для нас, есть еще один способ использования угля — его газификация.

Из продукта газификации угля, синтез-газа, можно производить тот же метанол, а также компоненты высококачественных бензинов и дизельных топлив.

Для этого можно использовать как мировой опыт, так и наработки отечественных специалистов.

Правда, оппоненты этой технологии могут отрицать целесообразность ее использования — по их утверждению, себестоимость продукции, произведенной из синтез-газа единого газифицируемого угля будет значительно выше, чем стоимость традиционной продукции.

И здесь они имеют определенную правы, если отталкиваться от цен 90-х годов прошлого века или более давнего периода.

Но беспристрастные экономисты легко смогут показать расчетами, что теперь производимый в нашей стране продукт из национального сырья местными рабочими в целом для страны было бы выгоднее, чем купленный по импорту.

…Кроме упомянутых — на сегодня основных сфер украинской энергетики, значительные перспективы имеет возобновляемая энергетика (ветровая, солнечная и т. п).

Кстати, не понятно, почему до этой сферы у нас относят гидроэнергетику.

В сфере возобновляемой энергетики наши реалии и планы настолько унылы, что их даже неприятно наводить. Проще говоря, Украина здесь практически ничем не отличается от стран третьего мира, увы.

Поэтому важно подчеркнуть, что в этой сфере есть значительный резерв (и объективный, и субъективный) развития нашего государства.

Итак, кроме модернизации и развития всех энергетических (и смежных с ним отраслей, на сегодня приоритетом цивилизованного развития для Украины является прежде всего внедрение новых, энергосберегающих технологий всеми потребителями энергии, включая сокращение потерь в линиях передачи энергии (и электрической, и тепловой, и любой другой).

Для примера: у нас потери на линиях электропередачи составляют 12%, в Польше — 9%, в Германии — 6%. То есть доведение наших линий до польского уровня означало бы экономию мощности одного блока ХАЭС.

Богдан СОКОЛОВСКИЙ,

бывший представитель Президента Украины Виктора Ющенко по международным вопросам энергетики в 2005-2010 годах

Богдан МАКСИМОВИЧ,

член-корреспондент Украинской нефтегазовой академии