Эволюция дела Малоштан: от дерзкой публичности к полной закрытости

Инцидент избиения несовершеннолетней Полины Малоштан получил широкую общественного резонанса. Все началось с того, что это событие фиксировали на мобильный телефон зрители действа. Затем видеозапись попала к маме потерпевшей, которая и обнародовала его, чтобы преступление приобрело огласку. На этот инцидент отреагировали как местные, так и всеукраинские телеканалы. Интересно, что в студиях ток-шоу свою позицию высказала и активная нападающая. Затем она также давала интервью, через месяц после инцидента.

Однако когда дело передали в суд, обвиняемые стали избегать журналистов и прятать свои лица.

Закрыть камеры или закрыть глаза?

Перед уже второй попыткой проведения подготовительного заседания отец одного из обвиняемых требовал от журналистов прекратить видеосъемку. Имели место личные оскорбления и даже угрозы. Как объяснял мужчина, эти кадры журналисты могут распространять на порносайтах.

Соответствующее ходатайство о прекращении видеофиксации было заявлено официально. Его единодушно поддержали все защитники и законные представители подозреваемых и, что интересно, другая потерпевшая, которая была с Полиной того дня. К вопросу о закрытости судебного процесса очередь не дошла, но понятно, что на этом будут настаивать обвиняемые. Аргументируют такое решение возрастом подозреваемых, а также тем, что в их адрес поступают угрозы. Да и вообще, родители участниц драки против того, чтобы лица их детей показывали по телевидению. При этом по делу проходят шесть обвиняемых, четверо из которых непосредственно были на видео, их лица уже являются узнаваемыми.

Сторона потерпевших, наоборот, требует публичности процесса. Адвокат Полины Сергей Нестеренко отметил, что обвиняемые до этого уже засветились в рейтинговых ток-шоу. Подчеркнул и общественную важность процесса, ведь после случая с Полиной в Чернигове произошли минимум два инцидента избиения несовершеннолетних, о которых стало известно. Поэтому необходимость судебного прецедента не вызывает сомнений.
Семья Малоштан также поддерживает позицию публичности. Ведь боится, что дело сведут на нет (ибо резонанс спал), а виновные не будут наказаны. Кроме того, подчеркивают: важно обнародовать события судебного процесса, чтобы были хоть какие-то доказательства того, что там происходит.

Неоднозначную позицию высказал прокурор. С одной стороны, он поддержал прекращение видеосъемки, однако о полном отстранении журналистов в дальнейшем не говорилось. Вероятно, что представители СМИ не смогут присутствовать на допросах подозреваемых и во время рассмотрения отдельных доказательств.

В конце суд запретил дальнейшую видеофиксацию, в дальнейшем будет рассматриваться вопрос о закрытости процесса.

Очередной перенос рассмотрения

Напомним, что заседание 2 октября — уже второе. Первое перенесли из-за отсутствия адвоката одной из обвиняемых (без присутствия защитника и официального представителя рассмотрение дела, где фигурируют несовершеннолетние, является невозможным). На этот раз не появилась третья потерпевшая, которая, к слову, прописана в другом городе. Вероятно, она с родителями уехала в Беларуси. Интересно, что эту информацию сообщила мать активной нападающей. Если это действительно так, то возникнут сложности с информированием лица о дате рассмотрения дела, ведь она находится за границей. При этом ни девушка, ни ее официальный представитель не сообщили об отказе участвовать в процессе. Таким образом, выделяется еще один вариант затягивания дела.

Вне процесса

Интересно поведение еще одной потерпевшей, которая была с Полиной в день печально известного избиения. Девушка довольно приветливо здоровается со своими обидчицами, а во время процесса поддерживает их ходатайство.

В интернете распространено видео со следственного допроса этой девушки и Полины. Эту запись активно анонсирует папа одного из нападавших, который настаивает на закрытости процесса и запрете видеофиксации журналистами.

Полине же приходится порой пропускать школу. После избиения она стала чувствительной к перепадам погодных условий. Впереди у нее медицинский осмотр в Киеве. Вероятно, что ей будет необходима еще одна операция на глазах через два года. Сейчас расходы на медикаменты и линзы загнали маму девушки в долги.

Самой Полине сообщение с угрозами почти не пишут. Зато на телефоны мамы и сестры поступают странные звонки.

Ходить на суды девушке тяжело психологически, ведь приходится сталкиваться со своими обидчицами. «Неприятно с ними встречаться, слышать, как они смеются. Как сидят сзади, конфеты едят, ноги раскидали. Смеются. Им весело».

К слову, на последнем заседании слез уже не было. Иногда можно было увидеть улыбки на лицах в моменты, когда девушки забывали прикрыться от камер. Возможно, это нервное. А возможно, и нет. Ведь до рассмотрения по существу дело еще не дошло, зато досудебное рассмотрение, очевидно, затягивается.

Автор: Дина Вонг, “Черниговские Ведомости”