Французские выборы на финишной прямой

До первого тура президентских выборов во Франции осталось менее трех недель.

«Все кардинально изменится в последние недели перед выборами!» — утверждает кандидат от партии «Республиканцы» Франсуа Фийон. Несмотря на многочисленные разоблачения на тему злоупотреблений бюджетными средствами, взорвались громкими скандалами, несмотря на давление «своих» и сокрушительную критику оппонентов, он так и не согласился выйти из игры.

Дорогущих костюмы за счет «друга», щедрая плата жене и детям за работу, на которую никто из них ни разу не посетил … Расследование, все новые, уверенно отдаляли бывшего премьера от потенциального участия во втором туре. А информация о комиссионных на сумму $ 500 тыс долларов, которые он получил за организацию встречи ливийского миллионера Фуада Махзуми с Владимиром Путиным, вообще, казалось бы, должна была окончательно изуродовать имидж кандидата. Как можно доверить страну президенту, что подрабатывает на побегушках у иностранного диктатора? — должны задуматься те, кто планировал проголосовать за Фийон. Однако выглядит так, что вовсе не логика а не государственные стратегии определяют сегодня выбор французов.

«Похоже, западный мир страдает от травм, полученных в результате экономического кризиса, начавшегося в 2008 году, — предполагает французский коллега, комментируя популярность таких контраверсионных кандидатов, как Франсуа Фийон, Марин Ле Пен и Меланшон. — травматизм, приобретая массовый характер, подсказывают не логичны, а эмоциональные реакции. Не исключено, что поясненння к Брекзиту, до выборов Трампа и к триумфу популистов по всей Европе следует искать именно в последствиях коллективной паники, возникшей из-за разрушения комфортного, благоустроенного образа жизни. Люди не думают — они нервничают. А истерика, тем более коллективная, — плохой советник «.

«Все будет решаться в последнюю минуту!» — обещает, а может и убеждает самого себя Франсуа Фийон. Критику в свой адрес он объясняет существованием ли не собственноручно подписанных финансовых документов, а наличием таинственного «черного кабинета», который якобы работает против него. Теория заговора частично срабатывает, потому что все же Фийон сохраняет, согласно опросам, сохраняет третью позицию с 19-ю процентами желающих проголосовать за него. Нравственность, политическая независимость, о которых столько было речи в его выступлениях? Патетика кандидата была бы комичной, по сравнению с теми же гонораров за посредничество в знакомстве с Владимиром Путиным, если бы не печальный факт: французы, похоже, настолько не желают осознавать неприятную правду, просто отказываются ее слышать, читать и понимать. Жить в атмосфере отрицание реальности, наверное, комфортнее. Даже если сказка неизбежно закончится, и не факт, что последняя страница утешит хэппи-эндом.

Параллельно беззаботности и сознательного самоослепления электората Франсуа Фийон, в кругах оппонентов Марин Ле Пен растет тревога относительно перспектив «фронтисткы». За 20 дней до первого тура социологи обещают лидеру крайне правых 25 процентов. Политические обозреватели говорят о возможных 30 — не все откровенно признаются, что будут голосовать за эту кандидатку. Вот уже и Трамп высказался о «вероятные внешние вмешательства, которые могут изменить ход французских выборов». Собственно, его успех и является причиной опасений той части электората, которая хотела бы видеть свою страну активным членом Евросоюза. Без очарование и иллюзий, проевропейский электорат группируется вокруг бывшего банкира Эммануэля Макрона.

Сам Макрона, за которого готовы проголосовать 24% граждан, определяет своим ведущим оппонентом именно Ле Пен. Подчеркивая, что его личные ценности «отличные от ценностей Владимира Путина», он в то же время старательно избегает украинской темы. «Лучший из возможных», — оценивают этого кандидата владельцы французских паспортов украинского происхождения. На сегодня социологи прогнозируют победу Макрона во втором туре, надеясь, что все сторонники здравого смысла Франции сплотятся, чтобы не пустить Ле Пен к Елисейского дворца. Предполагается по умолчанию, что адекватных избирателей в стране — большинство. Но четкой уверенности, что все произойдет именно так, нету. Слишком свежими и до конца аналитически не проработана остаются британский и американский примеры.

Читайте также: Марин Ле Пен. искушение автократии

Ориентируясь, очевидно, на результаты праймериз своей партии, Фрасуа Фийон не прекращает верить, что судьба улыбнется ему во второй раз. Штаб кандидата активно размещает, где только может, видео митингов в поддержку кандидата. Экзальтированные женщины за 60 и более предрекают Франции во главе с Фийоном «блестяще экономическое будущее». История с комиссионными за встречу с Путиным еще раз убедила разве что тех, кто и так не было доверия к республиканца. Отношение к российской угрозы хоть и вошло в перечень вопросов к кандидатам в президенты, но не стало критерием. «Я выиграю эти выборы», — как будто мантру, повторяет Фийон. Французы неуверенно сжимают плечами и признают, что последнее слово на выборах будет принадлежать тем, кто не определился. Их сегодня, говорят социологи, угрожающе большое количество. Произойти может все, что угодно, и даже то, о чем очень многим так неприятно и лень думать.

Share