Лечение в Израиле — это не только врачи

В клинике, руководимой профессором В.Ф.Снегирьовим, рядом с портретом ученых висел портрет няни Макаровой, выходившей 1000 послеоперационных больных.

Есть медицинские учреждения, в отношении которых в массе людей отношение, скажем, с содержанием -боязл иве например, психоневрологические больницы — слово «психо» заставляет некоторых морщиться. Направления в другие учреждения — онкологические — вызывает неприятный страх. Ощущение это можно понять.
К слову сказать, о раке. Его боятся. Наверное, все. Наконец, в медицине все относительно. Можно вылечить страдающего раком и не добиться успеха при лечении больного хроническим насморком. Говорить абстрактно о излечимость рака так же не верно, как и утверждать, что насморк нельзя вылечить.
У французов есть выражение: в медицине, как и в любви, не говори «всегда» и не говори «никогда». Все может быть.

Приходилось бывать не раз в больницах или отделениях, «психологически тяжелых» пациентов, — онкологических, гематологических, инфарктных и так далее. В таких отделениях состояние многих больных, действительно, тяжелее, чем в других.
Ответственную роль в этих случаях является всего медицинского персонала, который обязан ясно представлять себе состояние духа пациента, переступил порог отделения.
Как избежать наигранного оптимизма или сострадательной скорби, все равно противопоказанных тяжелобольным людям? Только проникнувшись пониманием того, что перед тобой страдающий человек, пришедший сюда с верой в тебя, в твои знания, в твое искусство. С верой и надеждой.
Говорят, в хорошей медицинском учреждении больному должно стать лучше одного сознания, что он переступить его порог.

А что такое хорошле медицинское учреждение?

Приходилось десятки сентенций на тему о том, что определяет его лицо. Больница начинается с приемного отделения, как театр с вешалки — говорят одни. О культуре больницы можно судить по чистоте туалетов — утверждают другие. В больнице должно быть чистый воздух, лишено запахов лекарств и кухни, — заявляют третьи.
Но все эти и подробные рассуждения поднимают только частные вопросы.
Лицо медицинского учреждения, его культуру и дух определяют люди, которые в нем работают!
Так, люди, и прежде всего они и их вера в необходимость того, что они делают, их оптимизм, их любовь к больному.
Нет ничего печальнее врача, опускает руки у постели больного. Но больница — это не только врачи.
Медицинские сестры и младшие медицинские сестры (санитарки) проводят с больным больше времени, чем врачи, и от их преданности делу, доброжелательности и культуры также во многом зависит успех лечения.
Если говорить о больнице, то средний и младший медицинский персонал — ведущее звено в ее микроклимате.
И они же сегодня — звено слабое.
Большинство по помощников заслуживают за свой труд глубокие e благодарность. Однако создание в каждой больнице пост ийних кадров медицинских сестер и санитарок становится с каждым годом все более сложной задачей.
Мне кажется, вряд ли существуют специальности с большей текучестью, чем эти. Больных надо кормить, поить, мыть. Необходимо делать процедуры, требующие большого напряжения. Приходится слышать стоны, видеть горе, а нередко терпеть капризы. Работа тяжелая и ответственного!
Н.Г.Чернышевского писал, что «труд доктора действительно самая работа, — оберегая от болезней или восстанавливая здоровье, доктор приобретает обществу все тех сил, которые погибли бы без его забот». Вряд ли нужно доказывать, что это можно отнести и к среднему, и к младшего медицинского персонала.

Ф.Кеведо считал, что для того, чтобы врачевать, необходимо обязательно иметь хорошего мула, перстень с изумрудом, широкую мантию и шляпу. Но о том, как должен быть одет медик, каким должен быть его внешний вид, писали все, кого волновало внешность врача и его воздействие на окружающих, начиная с Гиппократа.
Если же говорить о средний и младший медицинский персонал, то их авторитет, престиж этих профессий, моральные и материальные стимулы, становятся одними из очень серьезных, таких, требующих большого внимания задач сегодняшнего и завтрашнего дня.

Share