Почему гематология в Израиле лучше украинской

Все об Украинской гематологии… Со слов человека семья, которого прошла через весь АД УКРАИНСКОЙ БЕСПЛАТНОЙ МЕДИЦИНЫ!
очень прошу хотя бы дочитать до его ВАЖНОГО для УКРАИНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ!!!
30 июл 2016, 11:26

написал Максим — муж Марины — и попросил передать вот эту историю, которая в подробностях расказывает все, что случилось с его женой.

Лучше горькая правда или сладкая ложь?
Все о Украинской гематологии
МАРИНА ПЛАШИХИНА, 3 мая 1985 г.р. (КИЕВ)

Часть1.
01,06,16г.

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих!

Доброго всем времени суток!
Меня зовут Максим. Я муж Марины Плашихиной, о которой пойдет речь.
Все документы, подтверждающие эту информацию, изложенную ниже, находятся у меня.

Я отвечаю за каждое написанное слово здесь и являюсь свидетелем и участником происходящего.

Я хочу поблагодарить КАЖДОГО, кто откликнулся и помог в нашей ситуации. Храни Вас Бог! Я преклоняюсь перед Вами и еще раз благодарю.

В середине апреля 2015 года Марине поставили страшный диагноз – ОМЛ5а, острый монобластный лейкоз М5а (на основании документа, выданном Институтом онкологии им. Кавецкого).

Марину направили на лечение в больницу № 9 (ул. Рижская,1), в отделение гематологии (2). Ее лечащий врач – Зинченко Валентина Назаровна – главный гематолог Киева, и начмед 9-й больницы. К тому же она женщина солидного возраста, и сомневаться в ее авторитете и опыте повода у Марины и ее близких не было. Валентина Назаровна сразу назначила курс химиотерапии (описание курса – в выписках Марины). Она была не многословной, сказавши, что надо лечить, что это серьезно.

Условия в 9 й больнице мягко говоря ужасные- это и антисанитария и питание и отсутствие лекарств, а самое главное –это персонал, который без отмашки зав.от. Зинченко и вздохнуть боялись. Покупали многое сами, и слепо верили, что Марина будет здоровенькой и очень скоро.

Через 4 месяца Марина вышла в ремиссию (временное выздоровление), я женился на Марине в октябре и уже мы были готовы жить долго и счастливо, это окончательно «убедило» а точнее усыпило нашу бдительность, т.к. мы думали, что наши беды закончились.

Но в первых числах января 2010 года начался рецидив. Заведующая расстроившись сказала туже фразу- надо лечить. Всего Марине было проведено 8 химий, и ей становилось все хуже и хуже, и когда у нее стали случаться частые кровотечения, боли в желудке и кишечнике, и т.д., я заподозрил, что лечение не действует на Марину, а просто уничтожает ее. Притом, что сам диагноз – очень грозный, и как выяснилось в дальнейшем, вылечить его в Украине невозможно, о чем наши врачи даже не хотели признаться!!!

Я стал искать информацию, догадываясь, что время, когда мы радовались ремиссии, было потрачено зря, что именно тогда надо было уезжать, что это ОБЯЗАНЫ были подсказать врачи. Но они молчали. И в результате самые мрачные опасения подтвердились.

Сначала я позвонил в Черкасский областной онкологический диспансер, и, зачитав дежурному гематологу по телефону последнюю выписку Марины, понял,

Что больше ждать нельзя, что ситуация вышла из-под контроля заведующей и просто она замалчивает реальную картину болезни.
Марине проводили курсы химиотерапии очень низкими дозами – они не могли сдержать болезнь, но уничтожали организм Марины. Вместо 9 (!!!) Курсов химиотерапии надо было провести всего 2-3 интенсивных курса, добиться стабильной ремиссии и обязательно – сделать пересадку костного мозга (который теоретически можно провести в Украине, если донор родственный, но на практике всех вывозят за границу).

Или хотя бы признаться , что уже ничего сделать нельзя и посоветовать другую клинику, где бы помогли спасти ребенка!

И это опять же знали это врачи и молчали. А когда попросили назвать хоть один адрес клиники, где делают подобные операции- ответ шокировал:

-А Что Вам здесь не нравиться, думаете, мы за границей кому-то нужны?!- сказала Зинченко.

Следующим этапом (по подсказке, полученной от черкасского гематолога), я обратился в Киевский центр трансплантации костного мозга. Я говорил с проф. Коромонеште, который проводит трансплантации, с директором центра Хоменко, а также с еще несколькими специалистами, и все они подтвердили – Марина умирает. Взять ее на лечение в том состоянии, в котором она находится, они не могут – она не перенесет интенсивной химиотерапии, которая ей так необходима. Брать на себя ответственность за ее смерть и не правильное лечение — рисковать они не станут. Тот курс химиотерапии, который проводила Валентина Назаровна, не спасал ее, а только продлевал ей жизнь. Т.е., Марину не лечили. На нее смотрели как на ходячий труп. Но только не мы. Ситуация сложилась тупиковая, время работало против нас. Нужно было что-то делать. И делать очень быстро.
Кроме того, в ЦТКМ мне сказали, что таким больным как Марина необходимо постоянное вливание тромбомассы, так как тромбоциты плохо приживаются, и постоянное переливание донорской крови чтоб это дало нужный эффект и не было осложнений. Марина в то время была на 1-2-х тромбоцитах, притом, что реанимационный порог (об этом тоже сказали в ЦТКМ) -10 тромбоцитов.

Есть еще история о том, как Валентина Назаровна пошла на принцип (ее задело, что я стал ее перепроверять и усомнился в правильности ее лечения) и вместо того, чтобы покупать

тромбомассу в Киеве, приходилось практически ежедневно ездить в Белую церковь. Долгая история еще и о том, с какими трудами приходилось «выбивать» порцию концентрата. Из-за ее халатности и организации процесса «лечения», Марину трудно было узнать: она похудела, покрылась гематомами, кричала от боли, мучилась, а врачи тупо смотрели. Смотрели и бездействовали…

Девятую химию Марине таки провели. Параллельно я подыскивал клинику, начали кампанию по сбору средств на лечение через интернет. Стали подключать волонтеров. Этим занялась Ковтун Лена, Алла Яковлева и Зоя Косухина — спасибо им огромное. Узнавали сами про лечение за рубежом. Познакомились с теми, кто не смирился с такой участью, а лечился, продавши все, за границей. Пока это казалось чем-то не реальным и надежды на выздоровление становилось все меньше и меньше.
На Страстной неделе Марина стала чувствовать себя хуже. Химия закончилась, и надо было дождаться улучшения (кстати, все курсы химии проводились одним и тем же препаратом — Алексан, к которому организм привык и перестал на него реагировать, а это значит, что препарат только разрушал Марину, не уничтожая бласты). Протоколы не то ,что были нарушены – ОНИ ИЗНАЧАЛЬНО ДЕЛАЛИСЬ НЕ ПРАВИЛЬНО!!! И как оказалось позднее, и диагноз оказался другим!
У Марины начались сильные головные боли. Еще у нее отрылся геморрой, Она лежала вся в гематомах от лопнувших вен- (тромбомассу так и не вливали), стали разрушаться все зубы и десна. На все вопросы врач отвечала – последствия химии, надо лечить.

И только к выходным, на Пасху, когда родители упросили врачей перевести Марину в реанимацию, чтобы там ей был обеспечен нормальный уход, в реанимации выяснилось, что у Марины случился инсульт! Прошла неделя!
Инсульт, а даже МРТ не сделали. Терапия, сказали не поможет, выживет –хорошо, не выживет- все равно она не жилец. И даже европейские клиники, куда отправлялись запросы на лечение, отказали Марине – ее состояние не позволяло ее транспортировать, а шансы на выздоровление при таком запущенном состоянии были малы даже у них.

В результате поисков,

Марину заочно согласилась принять клиника Ассута(Израиль, г. Тель-Авив). Время шло, состояние Марины не улучшалось, приближался по срокам 10- курс химиотерапии, и всем становилось ясно – он ее убьет. Марина и сама это понимала, плакала – заберите меня отсюда. Я ей Говорил что тебе нельзя лететь, что состояние критическое, а она отвечала, что уже все равно –хоть ползком, лишь бы отсюда…
И родители рискнули. Договорились с клиникой, что Марина летит на обследование, получили счет на оплату обследования 10500 долларов, собрали эти деньги.
Валентина Назаровна, выписывая Марину, сдалась, и отпустила ее – было очевидно, что лечение не помогает ей, но она это до сих пор не признавала! И считала, что лечила правильно, но почему то забыла слова Гиппократа, который говорил :ВРАЧ- НЕ НАВРЕДИ.

Что сделала она – судите сами.
Как Марину готовили к перелету – сюжет из остросюжетного фильма. Мы Марину загримировали, перед вылетом сделали ей два укола. (у Марины гноилась слизистая во рту, наши врачи ничем не могли ей помочь. Кроме этого сильно болела голова, была высокая температура. С Мариной полетел ее папа. В Киеве Марине кололи несколько обезболивающих препаратов, чередуя их, потому что один и тот же не помогал, если его кололи не чередуя. Марине действия препарата хватало на 2-3 часа. В сутки – 8-10 уколов, вместо 2-3-х.
С какими мыслями и чувствами Сергей Васильевич (папа) перевозил умирающую Марину – передать невозможно. Если бы кто-то заподозрил ее тяжелое состояние, их с папой могли бы снять с борта и запретить перелет. И вот она в самолете — притихла и с надеждой смотрит в окно иллюминатора. С надеждой на спасение…

Но Марина все-таки долетела до Тель -Авива. И мед. центр Ассута, один из крупнейших центров в Израиле ждал Марину, доведенную почти до смерти в родной стране, «родными» врачами…

Ее принял профессор Роу- один из ведущих гематологов мира, который является директором Центра онкогематологии и трансплантации косного мозга в Рамбаме.

Прием был поздно вечером, записываться не было времени- отец принес ее на руках.

Первое что он сказал Роу, увидевши Марину, было- девочка, кто тебя довел до такого ужасного состояния?

А у Марины живого места не было –в прямом смысле этого слова!!!

Когда она попала на консультацию к профессору Роу, тот сказал – однозначно срочная госпитализация. А еще сказал:

Я не бог, но я сделаю все чтобы тебя спасти!

И чтобы в течение недели внесли первые 50 тысяч долларов.

Это евреи лечатся по страховке, а мы для них иностранцы. Почему мы должны продавать все, чтобы лечиться, выкинутые нашей страной на произвол, где ВСЕ чинуши лечатся за бугром, потому что знают какая у нас медицина!!. А еврей принес полис страховки и сказал- Лечите меня! Мед. Страховка обязательна в Израиле! Сложно у нас так сделать? Или будем дохнуть как мухи от нашей «бесплатной» медицины? Подумайте и над этим.

И лечение это очень дорогое – но это ЛЕЧЕНИЕ! А этих денег в семье Марины не было и нет.
Даже сейчас, когда мы одолжили и собрали с помощью волонтеров чуть более 40 тысяч, у нас долг 17 тысяч, потому что на сегодня Марину пролечили уже на 57 тысяч долларов и продавши все, она попала таки в стационар лично под наблюдение профессора.

Дальше ее папа и все мы уповали только на Бога и врачей. Я преклоняю голову перед ними , они сделали казалось невозможное- спасли жизнь человека. Уверен эти люди, эта команда заслуживает самой высокой оценки ,а профессор Роу и зав от. доктор Цукерман стали для Маришки вторыми Крестными родителями. Это команда профессионалов своего дела! И это правда, это без преувеличения! Мужественно повел и ее отец, который в критическую минуту не отходил от Маринки не на шаг.

Марине сделали интенсивную высокодозовую (!!!) химиотерапию, параллельно прооперировали ротовую полость, вылечили прикорневое воспаление легких, откачали из легких кровь, восстановили сосуды и вылечили инсульт, желудок, кишечник, сделали операции на зубы, удалили гематомы после уколов, перечислять все, можно

много и долго – весь организм пострадал. А сколько она перенесла переливаний крови и тромбоцитов — Примерно больше чем полсотни переливаний! К Марине в бокс приходили как на экскурсию израильские врачи – не верили, что такие как она и в таком состоянии вообще выживают, да еще и перелет в таком состоянии – это чудо.

Но самое главное, что шокировало нас и не удивило израильских врачей – ДИАГНОЗ МАРИНЫ НЕ ПОДТВЕРДИЛСЯ! У нее лейкоз, но совсем другой, а не М5, разница огромная, если бы год назад Марине поставили правильный диагноз и дали бы альтернативы правильного лечения, то к сегодняшнему дню она бы вообще забыла про этот кошмар.

Я не знаю, что будет дальше, но хочу, чтобы как можно больше людей узнало о нашей истории. Может быть кому то поможет наш горький опыт. И он не сделает тех же ошибок и не, будет пытаться с вилами лезть на танки.

Часть 2.

20.07.16г.

Марина жива!

Я только что вернулся с Хайфы, где был и участвовал при трансплантации косного мозга от ее брата. Правда, странно, когда Валентина Назаровна, главный гематолог Киева говорит, что ее брат не подойдет, потому что у него другая группа крови, а при обследовании в Рамбаме оказывается, что косный мозг их идентичен на 100%!!! И вот опять вам судить о ее компетенции, как врача.

Ну и так все по порядку:

После того как ее спасли от смерти и вылечили от огромного количества болезней, которые она получила на Украине, взялись за ее лейкоз. Одним!!!!! (а не 9ю) курсом химиотерапии, израильские Врачи под наблюдением профессора Роу и во главе с зав. отделением Цилей Цукерман, вывели Марину в стабильную ремиссию (Это было очень рискованно и по словам Роу, он сильно переживал за успех операции) и выписали, сказавши что пока будут готовить брата, она может отдохнуть, но из страны не ногой — не обходимо постоянное наблюдение. Когда Маришка рассказывала, как там лечат, я думал это она все выдумывает и преувеличивает. На самом деле просто это надо видеть…Это как фантастику смотришь по телику — хотя для них это все обычно. И вся команда врачей и медсестер имеет очень высокую квалификацию, и очень высокую степень ответственности. Ну и технологии там ушли в перед от нас не на 10 лет, а на всю жизнь, наверное.

После типирования брата и забора у него клеток, через месяц Маришка ложится на трансплантацию. Конечно эта процедура не из легких. Но это единственный путь к выздоровлению и после интенсивной химии 27-28,06 ей проводят пересадку. Я жил это время с ней в полностью стерильном боксе с видом на море, с отдельной уборной, с питанием, которое назначил диетолог, с кроватью на электромоторчиках, которые даже в кино не видел, с уборкой в боксе по три раза на день и т.д. и не кому не надо было давать шоколадки… А на Украине в девятой больнице параша одна на весь этаж…Какие нужны еще сравнения???

Маришку подключили через имплантат, и в аорту всю терапию она получала 24 часа в сутки через инъекции, без перерыва, плюс ежедневные исследования. И анализы, анализы…Кстати врачи там работают не с 8 до 17 и с тихим часом, а там лечат круглые сутки в три смены! Надо флюорография в 00,30 значит надо. Надо анализ крови через каждые 15 мин., на протяжении суток- значит надо! После пересадки две недели были самыми трудными, но надо отдать должное и преклониться команде всего медперсонала- они работали как часы. Любые отклонения от нормы тут же локализовывали и двигались дальше. Например, если возникал насморк, то сразу брали анализ «сопелюшек» и тут же назначали нужный антибиотик. Если повышалась температура- сразу анализ крови тут же выяснение причин повышения. И так во всем. Без мелочей. Исследование причины –и локализация нужным препаратом. Опять исследование- и локализация. Все четко. Без запинок. Так и должно быть. И не нужно искать накуренную медсестру, одну на весь этаж и умолять ее сделать хоть какой-то обезболивающий укол, а она в ответ- « а заведующая вам не назначила. Терпите! И что делать я не знаю.» Кстати, в Рамбаме уколов почти не делают. Не верите? И я не верил, пока не увидел все своими глазами. И, дай Бог, у нас тоже когда-нибудь будут так лечить. Дай Бог!

Маришка после пересадки была очень слабенькая, температурила, обострилась вся слизистая, распухли десенки, она не могла кушать, анализы были очень низкие. Но это все было прогнозируемо, теперь уже это все было на контроле у врачей. И в результате успешной терапии через месяц, на неделю раньше, когда новый косный мозг сам стал стабильно вырабатывать клеточки крови, Маринку выписали!

Но до полного выздоровления еще далеко. Меня заменила ее мама, которая вместе с ней переживала каждый анализ, каждое изменение в ее новом организме. У Марины изменился вкус, цвет волос, появилось много новых ощущений. Радостную новость сказал гинеколог- Марина может иметь детей. Мы плакали от счастья…И я даже знаю, где она будет рожатьJ. Но это позже, а пока впереди долгая реабилитация- от 3мес. , до года. И под постоянным контролем врачей, которым я всецело доверяю и которые действительно называются ВРАЧАМИ. С большой буквы.

Часть 3.

01.08.16г.

Реабилитация.

Таблетки. Много таблеток. Основные – это циклоспарин ,для косной ткани. Очень дорогой. У Маришки дела идут на поправку. Медленно, но уверено! Она исправно ходит в больницу три раза в неделю, сдает нужные анализы и делает разные процедуры. Она очень настроена на выздоровление, поскорее хочет вернуться домой и жить как все — нормальной жизнью. Из последних достижений — у нее не работали два пальчика на руке — это последствия инсульта. Так вот после пересадки все вернулось в норму! Она их уже чувствует, начали расти ноготочки, пальчики порозовели. Правда волосы еще не растут, но это нас не смущает, это еще вырастет. Анализы низкие и нужно чтобы прошло несколько месяцев, чтобы костная ткань прижилась окончательно. Прошел важный анализ на замещение костного мозга новым. У Марины 100% замещение! Маришку записали на аэробику и Йогу. Вечерами она любит ходить к морю, днем прячется от солнца. Живет на квартире, у волонтера Светланы возле больницы. Наконец-то стала поправляться, хотя пока соблюдает диету. Уже планирует, чем будет заниматься, что будет делать дальше.

Пока это все новости на сегодня.

Но в любом случае она просила и я очень хочу, чтобы у нас люди не тешили себя иллюзиями и надеждами о лечении на Украине лейкозов. Они у нас не лечатся, как и многие другие заболевания. Поверьте нашему горькому опыту. Мы потеряли год, и это чудо, что Маришка осталась жива. Дорогой ценой ее здоровья нам пришлось заплатить за потраченное время. Слишком дорогой ценой. Не повторяйте наших ошибок, кто не дай Бог столкнется с этой ситуацией. Выезжайте сразу за границу. Это Германия и Израиль. Там Вам смогут ПРАВИЛЬНО поставить диагноз и правильно назначить лечение. А сколько это будет стоить и как это сделать, поверьте, эти вопросы отпадут сами собой, когда Вы поймете, что от Вас зависит дальнейшая судьба любимого человека. И Вы сделали все возможное и не возможное, чтобы его спасти. Вы будете бороться за него. Вы не отступите перед грозной болезнью и поймете, что Бог дал Вам дал еще один шанс на право понять, насколько жизнь является хрупкой и непредсказуемой, насколько ее надо ценить и любить. И насколько надо любить и ценить всех окружающих Вас людей. Просто Любить и Ценить… Подумайте над этим.

А наша история еще не закончена. Обязательно напишу продолжение, когда Маринка вернется на Украину, туда, где свое же государство и наши врачи ее просто выбросило умирать, а мы продавши все и повязши в огромных долгах, еще долго не сможем забыть это. Но главное, что Маришка жива…
Записаться на лечение в Израиль можно связаться с диспетчером на сайте в нас на чате в правом нижнем углу

Подумайте над этим.

С уважением,

Максим Плашихин:

050 469 46 99,

[email protected]

Share