Подрыв патруля ОБСЕ: обмен обвинениями и туманные перспективы миссии

Инцидент с сотрудниками ОБСЕ называют провокацией для срыва работы с Украиной

В воскресенье, 23 апреля вблизи поселка Пришиб, недалеко от Славяносербска в оккупированной части Луганской области, взрыв повредил один из двух автомобилей патруля СММ ОБСЕ, которые осуществляли мониторинг. В результате один сотрудник миссии (предварительно — американский медик) погиб на месте, еще двое получили травмы и доставлены в больницу. Инцидент произошел на территории, подконтрольной так называемой «ЛНР», что подтверждают и ОБСЕ, и боевики «народной милиции» на обнародованном видео с места происшествия. Поселок расположен к югу от реки Северский Донец, природного границы между силами АТО и террористическими группировками. Характер повреждений бронированного автомобиля указывает на детонацию мины, вероятно противотанковой или самодельного взрывного устройства (СВУ) аналогичной мощности и практически исключает возможность применения гранатомета или крупнокалиберной артиллерии.

Учитывая характер минирования местности в зоне АТО, часто хаотичный, без составления соответствующих карт и документов, патруль СММ ОБСЕ мог случайно выехать на часть минного поля, которое не было обозначено. Патруль передвигался на бронированных машинах, поэтому их веса достаточно для срабатывания противотанковой мины. В свою очередь, в пользу применения СВП говорит тот факт, что пострадала машина, которая двигалась второй (в случае наличия мины, она должна была взорваться под первым автомобилем). Кроме того, согласно официальному отчету СММ, патруль двигался по этой дороге уже не первый раз и до этого на маршруте минных заграждений не было обнаружено, как не было установлено и специальных указателей минных заграждений.

После получения первой информации об инциденте представители «ЛНР» сразу перешли к обвинениям украинской стороны. По мнению террористов, взрывное устройство было заложено украинской ДРГ, а провокация специально организованная для дискредитации «ЛНР». Причем, все выводы делаются к проведению любого следствия или экспертиз, исходя исключительно из показаний украинских пленных спецназовцев, которые были захвачены в марте этого года. Ранее им уже пытались приписать ликвидацию руководителя управления «Народной милиции ЛНР» Анащенка.

Своей очереди в штабе АТО инцидент также расценивают как диверсию, но направленную против Украины и ее Вооруженных Сил. А Министерство иностранных дел назвало атаку на патруль «попыткой Москвы и ее марионеток запугать наблюдателей ОБСЕ». Свои соболезнования родным погибшего выразил и Президент Украины во время разговора с госсекретарем США Рексом Тиллерсон, осудив препятствование работе наблюдателей. Кроме того, касаясь темы инцидента, Порошенко отметил необходимость активизации обсуждения размещения на Донбассе международного миротворческого контингента под эгидой ООН.

Впрочем, инцидент вряд ли станет серьезным поводом для ускорения этого процесса. Вопрос изменения мандата СММ ОБСЕ на вооруженную полицейскую миссию должно быть принято всеми членами организации, в том числе и Россией, что маловероятно. Также не стоит ожидать появления «голубых касок» ООН, ведь и там РФ имеет право вето в Совете безопасности. С другой стороны, пока нет информации и о прекращении деятельности СММ ОБСЕ в Украине из-за потерь. Ранее наблюдатели ОБСЕ уже попадали в плен боевиков и под обстрелы в зоне АТО, что не имело существенного влияния на их работу. Вместе с тем стоит вспомнить события 1999 года в Косово, когда Верификационная миссия ОБСЕ была вынуждена уехать в Македонии через многочисленные нарушения режима прекращения огня и риск для наблюдателей. К какому из вариантов может склониться руководство ОБСЕ станет ясно в ближайшее время.

Share