Лине Костенко сегодня — 88!

Ліні Костенко сьогодні - 88!

Я позвонил Оксане Пахлевской с призрачной надеждой пригласить ее, профессоршу римского университета Ла Сап»єнца, к нам, в черниговское «Интермеццо» для встречи с читателями. Призрачная надежда, потому что и человек она занята, и активно выступает в столичных медиа, но и … дочь Лины Костенко. А и имеет неудержимый характер. Оксана Ежи-Яновна ли не в мать…

Только я начал автоответчике рассказывать о себе, хорошего, как трубка обозвался человеческим голосом:» Оксаны нет дома,а я — ее мама». Слава Богу, я не растерялся:» Здравствуйте, Лина Васильевна!». Почему бы имел розгублюватися? Ну, для интеллигента моего поколения и, естественно, именно украинского интеллигента (потому неукраинском все это «до фени», которую они насаждают в нашей культуре) говорить с Линой Костенко — это все равно, что говорить с вечностью. Ведь Лина Костенко — живой классик украинской литературы.

Который, правда, уже давно-давно ничего не выдает. Поэтому и я не удержался:» А можно Вам нескромный вопрос: когда мы увидим Вашу книгу, обещанную издательством Ивана Малковича?». Лина Васильевна ответила: «Это действительно нескромный вопрос. Я же просила Ивана никому не говорить, потому что я люблю так, чтобы пока последней точки не поставлю — не двигать». Но заверила, что скоро книги выйдут. Книги. То есть — не одна.

Мы еще поговорили о провинции — я рассказал про наш книжный центр «Интермеццо», а Лина Васильевна вспомнила какое-то село в Овручском районе Житомирской области, возле радиационной зоны:» Какие там дети! А учитель географии!». Лина Костенко-не просто поэт, а сталкер чернобыльской зоны. Каждое лето ездит в экспедиции в заброшенные деревни причорнобилля.

Я пригласил Лину Костенко в Чернигов, напомнив ее стихотворения «Люблю черниговскую дорогу». «Так, — пом»якшала Лина Васильевна, — мы с мужем много ездили, в том числе и по вашим лесам». Не успел напомнить как мы, студенты факультета журналистики, колядовали у нее дома — об этом хорошо спогадав Леонид Исаченко в книге «Хуго и Фигу». Я еще и был козой — на книге Лина Костенко так и надписала: «Дорогой козе…». Собственно, это было в другой жизни — по крайней мере, в другом веке.

Оксану Пахлевскую пригласить в Чернигов не удалось — в ее университете уже начались занятия. Возможно, приедет Лина Костенко.
И главное: пусть пишет Лина Васильевна! Пусть уже выйдет из своего затвора молчание. Ведь Украина немеет без слова Лины Костенко.

Напоследок-просто поэзия. Лины Костенко.

Звенят в ведрах ледяные кружочки.
Деревня в снегах, и тропа ни шагу.
Старенькая груша дышит на пальцы,
Ей, наверное, снятся полные горсти груш…

Жизнь идет и все без корректур.
И время летит, не умеряет галопа.
Давно нет маркизы Помпадур,
и мы живем уже после потопа.
Не знаю я, что будет после нас,
в которые природа впитается одежды.
Единственный, кто не устает – время.
А мы живы, нам надо спешить.
Сделать что-то, оставить по себе,
а мы, ничего, – пройдем, как тени,
чтобы только неба глаза голубые
эту землю всегда видели в цветении.
Чтобы эти леса не вымерли, как тур,
чтобы эти слова не вичахли, как руды.
Жизнь идет и все без корректур,
и как напишешь, так уже и будет.
Но не бойся досадного строки.
Прозрений не бойся, потому что они как лекарства.
Не бойся правды, хоть какая горка,
не бойся смутків, хоть они как реки.
Человеку бойся душу ошукать,
ибо в этом ошибешься – то уже навеки.

Когда я буду седой,
и жизнь моя пойдет туманом,
а для тебя буду красивой,
а для кого-то, может, и никакой.
А для кого-то злой, упрямой,
еще для кого-то ведьмой, коброй.
А между прочим, если откровенно,
то была я глупой и доброй.
Беззащитной, несинхронною
ни с теориями, ни с практиками.
и болела у меня ирония
всеми ліктиками и галактиками.
И не знало міщанське кодло,
когда я захлиналась бедствием,
что душа в люди выходила
забинтована белым смехом.
И в жизни, как на поле минном,
я просила в этом столетии
хоть бы тот магазинный минимум:
– Люди, будьте взаимно вежливы! –
и если бы на то моя воля,
написала бы я везде курсивами:
– Так много на свете горя,
люди, будьте взаимно красивыми!

Василий ЧЕПУРНЫЙ, из книги «защитник В барку»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *